Показ мод и танцы на пилоне: новое прочтение "Трех мушкетеров" от Музыкального театра

Театры любят брать в афишу известные названия, ведь они еще до премьеры дают надежду на хорошие кассовые сборы. В этом плане "Три мушкетера" Александра Дюма — весьма благодатное произведение. И книгу многие читали, и уж фильм с Михаилом Боярским точно смотрели. В последнем случае ставки повышаются: если сделать спектакль с использованием известных песен ("От пора-пора-порадуемся на своем веку" до "Констанции" и "Есть в графском парке черный пруд"), то в зал придут еще и ностальгирующие по временам своей молодости зрители. Насколько режиссеру-постановщику Музыкального театра Валерии Чигилейчик удалось разыграть практически беспроигрышную карту?

3 мушкетера3.JPG

Валерия Чигилейчик — представительница как раз того поколения, которое не испытывает к популярному телефильму Юнгвальда-Хилькевича ностальгических чувств. Она выросла уже на других героях, что позволяет ей дистанцироваться от невольно навязываемых канонов картины. Популярная музыка Максима Дунаевского рассматривалась всего лишь в качестве основы для режиссерского переосмысления давнишнего либретто Марка Розовского на стихи Юрия Ряшенцева. Режиссер мюзикла "Три мушкетера" определила собственный порядок музыкальных номеров, с первых минут задавая публике свои правила игры. Отличным решением было вывести песню мушкетеров про покачивание перьями на шляпах и шептание судьбе мерси боку на поклоны: все-таки эта композиция уже прочно ассоциируется с Михаилом Боярским, а потому разрушила бы целостность сценического действия.

Жаль, для заявленного жанра "мюзикл" музыки в соотношении с огромных количеством прозаических сцен откровенно не хватало. Связи между героями и логику их поступков пытались объяснить многочисленными диалогами, из-за чего темпоритм действия периодически пробуксовывал. Не добавлял легкости и придуманный ход с ретроспективой действия: Д’Артаньян (актер Сергей Спруть, поставивший к тому же в спектакле все фехтовальные номера) в шахматной игре с кардиналом Ришелье вспоминал минувшие события, но эти разговоры делали общую конструкцию более громоздкой.

3 мушкетера.JPG

Режиссер вместе с художником по костюмам Ильей Подкопаевым решила превратить начало каждого действия в показ мод. Они отказались от мушкетерских накидок, шляп с перьями и классических нарядов давно минувшей эпохи. Как объясняла Валерия Чигилейчик в одном из интервью, постановочная команда хотела создать фешн-спектакль, поэтому в работе над образами вдохновлялись коллекциями от Версаче, Гальяно, Дольче и Габбана. Костюмы получились и вправду эффектными. Удивило только, зачем Миледи напечатали на лифе огромную лилию, ведь в сюжетообразующей песне графа Де ла Фер рассказывается, как она скрывала клеймо с таким цветком — страшный знак позора во Франции XVII-го века.

Фешн проявился и в показе мод, с которого начиналось каждое из действий спектакля. Под попурри из самых известных песен по подиуму авторства сценографа Андрея Меренкова вышагивали все герои дальнейшей истории. К сожалению, эти проходы так и остались вставным номером, не найдя себе применение непосредственно в спектакле.

В сюжете о дворцовых интригах и драме с уехавшими в Британию, но так срочно необходимыми во Франции подвесками немало любовных линий. Для пущей сексуальности некоторых музыкальных номеров на сцену вывели кордебалет, в котором мужчины одеты в кожаные ремни на голый торс, а дамы время от времени незатейливо кружатся на пилоне. Пока современная пластика не очень дается танцорам. Возможно, со временем в их движениях исчезнет нервозность и угловатость, а в откровенных номерах не всегда уместный напор сменится изящной эротичностью.

Режиссер насыщает спектакль визуализациями. Д’Артаньян и Ришелье командуют на сцене вполне живыми шахматными фигурами, мушкетеры поют о смерти, танцуя с девушкой, в чьих волосах сверкает кинжал. Нельзя сказать, что все эти образы свежи, но по крайней мере логичны. Сомнение вызывают лишь пляшущие лошади мушкетеров в балладе о об опасной дороге: танцовщики в плюшевых костюмах коней скорее вызывают ассоциации с аниматорами-зазывалами на площадях туристических городов, чем добавляют драматизма в историю о приятелях, готовых жертвовать собой ради друга.

Что действительно удалось режиссеру, так отойти от однозначно негативной трактовки отрицательных персонажей. Вызывает симпатию как обаятельный (и узнаваемый только по голосу в этом стильном обмундировании и непривычном гриме) актер Александр Осипец, исполняющий роль капитана королевских мушкетеров де Тревилля, так и стратегическое чутье кардинала Ришелье (актер Антон Заянчковский). А Миледи актрисы Натальи Дементьевой выглядит четко идущей к своей цели амбициозной женщиной, свернувшей не на ту дорогу из-за предательства окружающих ее мужчин.

В "Трех мушкетерах" видно искреннее желание режиссера привлечь к старой истории молодое поколение. И хоть спектакль вызывает вопросы у профессиональных критиков, он наверняка найдет свою публику, которая отнесется к такому прочтению сюжета, полного интриг и страстей, благосклонно.

Автор: Анастасия Панкратова

Фото: Анна Шарко




похожие новости