Когда бизнесменам и чиновникам нужен "запасной аэродром"?

18:04
28.04.2021

Как не попасть в базы международного розыска и что делать тем, кто уже там? По какой статье можно привлечь любого бизнесмена на постсоветском пространстве? Партнер "Адвокатского бюро Михалевича" Андрей Розум в интервью Смартпресс рассказал, что делать, если чувствуете, что нужен запасной аэродром. 

розум

- Андрей, специализация вашего адвокатского бюро очень необычна. Вы помогаете тем людям, которые объявлены в розыск в Интерпол. Бывает всякое: людей преследуют незаслуженно, судебные ошибки. Вы помогаете юридически обосновать чистоту и правоту перед определенными структурами. Расскажите, как это устроено, что делать человеку, если его объявили в розыск в Интерпол?

- Основное наше направление – взаимодействие с Интерполом, в том числе в вопросах удаления данных о человеке, поданном в розыск - если он добавлен в базу незаконно, с нарушениями. 

Кроме того, надо понимать, Интерпол не единственное, что человеку может грозить. Экстрадиционный процесс может быть начат и по прямому запросу между странами, не касаясь Интерпола. Защита от экстрадиции – второе наше направление.

И реже, но иногда, мы помогаем людям, которые хотят подать на статус в какой-то стране, сделать это с юридической точки зрения грамотно. 

Что делать человеку? Всегда может попытаться доказать, что его преследуют на каких-то основаниях, по которым невозможна экстрадиция и по которым невозможно нахождение в базах Интерпола.

- В какой момент обращаются? Как действовать лицу, в отношении которого уже предприняты некие действия со стороны правоохранительных органов, как грамотно себя вести?

- Конечно, в основном обращаются когда, как говорится, жареный петух клюнул. Часть обращаются уже, когда их задержали в какой-то стране и начат экстрадиционный процесс.

Часть обращаются, когда узнали что их подают или подали в розыск. И только где-то 10-15% делают это нам заранее, когда просто понимают что им грозит какое-то неправовое действие - фабрикация дела или еще что-то. Они заранее начинают себе продумывать, кроме основных планов защиты, также защиту вне страны. 

Часто заявляют: "А я и не знал, что против меня что-то есть, а чего я должен какие-то действия предпринимать?". Это не работает, потому что ты не знал, а теперь знаешь, но уже поздно.

Всегда лучше, когда человек ведет активную защиту с самых первых этапов. Еще с момента, когда он выступает просто свидетелем и позже, например, может быть  переквалифицирован в подозреваемого.

Также необходимо иметь нормальных адвокатов в той стране, где к человеку появляются претензии. Причем это должны быть, действительно, адвокаты,а не "решалы". Грамотные юристы, которые проходят по всем положенным процедурам, даже если это не приведет к результативным итогам. Эти адвокаты не говорят: "Мы не будем что-либо делать, потому что это не сработает!". Они четко проходят по всем этапам, чтобы все взаимодействие между человеком и органом, который к нему предъявляет какие-то претензии, четко фиксировалось документально а не только с чьих-то слов.

extradition.jpg

Соседние страны сейчас не экстрадируют белорусов - адвокат-международник

"Если до августа, например, поляки или литовцы могли спокойно кого-то выдать, то теперь, конечно, и Польша, и Литва, и соседние страны в Беларусь никого не выдают"

Прекрасная, эмоциональная история - это, конечно, очень важно, но часто не имеет никакого значения ни для экстрадиционного суда, ни для суда ЕСПЧ,  ни для миграционного департамента, ни для Интерпола. То есть ни эмоциональная сторона вопроса, ни собственно дело по существу часто их не интересуют вообще. Им важны какие-то моменты, которые можно доказать на основе того взаимодействия между адвокатом и следствием, адвокатом и судом, которое показывает нарушение права на защиту, нарушение прав человека и т.п. Поэтому крайне важно начинать действовать именно с самых ранних этапов.

-  А с какими проблемами чаще всего приходится сталкиваться?

- Чаще всего люди обращаются с опозданием, когда уже все плохо. Если человек обращается, когда он уже проиграл практически все этапы в другой стране, там уже есть все решения по его выдаче, ну какие-то действия еще можно предпринять. Можно, конечно, к тому же ЕСПЧ обратиться за обеспечительными мерами, но шансы на позитивный исход уже стремятся к нулю. Тогда мы просто говорим: "Извините, мы в этой ситуации уже ничем не сможем вам помочь". Иногда беремся, но вероятность успеха небольшая.

Если же человек пока просто знает о факте предпринимаемых против него розыскных действий - уже намного легче. Если он сам на свободе - это намного расширяет возможности, а если простив человека и дела нет, и обвинение еще не предъявлено, он, например, только свидетель, или знает, что конкуренты угрожают своими связями или еще что-то такое, тут возможности очень широки и вероятность того, что у человека все будет хорошо близка к 100%.

- А насколько часто случается такое что к вам обращаются параноики, люди, которые уверены, что их преследуют?

- Да, конечно, в нашей сфере это неизбежность. Обращаются не только параноики, но и другие психически нездоровые люди, которым кажется, что их преследуют. Все первичные обращения как раз через меня проходят, так что я с ними непосредственно сталкиваюсь. 

Кроме этого есть другие случаи, когда обращаются не по адресу. Например, очень много обращений, когда люди хотят, чтобы им помоги найти мошенников в другой стране. Они надеются, что Интерпол поможет их найти...

- Интерпол найдет, выдаст…

- Да, выдаст, все вернет.  Буквально сегодня утром я столкнулся с такой ситуацией, человеку, якобы должны были дать наследство в какой-то африканской стране. Он заплатил $5 тыс., а ему ничего не дали, обманули сотрудники такого-то банка. Там, скорее всего, никакого банка нет и близко, это распространено. Людям кажется, что Интерпол им поможет. Но он не занимается ни следственными действиям, ни арестовывает. 

Более того, человек ни самостоятельно, ни через адвоката по поводу другого человека обратиться не может. Здесь только действовать по месту жительства, а дальше страны между собой начинают коммуницироваться и через Интерпол вести  следственные действия. Расследования всегда ведут национальные полиции, а не международные структуры.

Кстати, еще часто обращаются за поиском родственников. Это тоже все делается через обращение в полицию, дальше полиция по каналам Интерпола распространяет  информацию. Человек может обратиться к Интерполу только в отношении себя. Узнать, есть ли о нем какие-то данные, насколько они законно там находятся, обжаловать, скорректировать какую-то информацию или запросить ее удаление и т.п. 

- А скажите, пожалуйста, кто находится в так называемой группе риска. Кто ваш обычный клиент? Это чиновники, бизнесмены?

- Чаще всего это, конечно, бизнесмены. Дело в том, что основная часть наших клиентов с постсоветского пространства: Россия, Казахстан, и т.д., а в любой из этих стран практически любую крупную сделку следствие может трактовать как, например, мошенничество. Причем даже если нет никаких пострадавших. То есть стороны могут говорить, что все чисто, что была прекрасная сделка, а следствие все равно может как-то это перекрутить.

михалевич

"Все понимают, что могут возникнуть проблемы, но все надеются, что этих проблем не будет и это, конечно, очень важное заблуждение"

Любой, кто, допустим, имеет непосредственное отношение к каким-то финансовым проводкам, каким-то материальным ценностям, а это практически любой бухгалтер, айтишник, который занимается платежами, все они потенциально "под угрозой". Бывает, что  против них часто выдвигают обвинение просто, чтобы получить нужные показания против руководства и из-за этого люди тоже находятся в группе риска и такие обращения у нас тоже бывают.  

- А есть какая-то "экзотика" у вас? Сектанты?

- Есть всякие преследования, например,  свидетелей иеговых в России или других религиозных организаций. 

Также подобные проблемы бывают у ЛГБТ, но они реже обращаются. 

- Андрей, есть такое общеизвестное понятие как "запасной аэродром". Немало бизнесменов и чиновников стараются сделать этот аэродром в какой-нибудь европейской стране на тот случай, если вдруг что-то кольнет, я тихонечко туда уеду, там у меня избушка на берегу моря, я там отсижусь меня там не найдут, насколько это работает?

- Часто это плохо работает,  такие люди думают: "Вот я приобрету недвижимость и получу какой-то статус". Так вот в дальнейшем этот статус никак не помогает, эта недвижимость никак не помогает, потому что все те страны, которые дают  легко вид на жительство, также легко экстрадируют.

- Короче, в большинстве случаев все равно выдают...

- Не всегда, но чаще всего да. Люди не совсем понимают особенность и стран, и ситуации. Одно дело, если ты просто приехал, у тебя все хорошо, ты живешь спокойно, занимаешься своими делами. И совсем другое, когда против тебя начинают выдвигать какие-то уголовные обвинения. Зачем ты нужен стране со своими проблемами?

- В голову приходит только одна мысль, что панацеей в данной ситуации может быть некий сервис, что-то типа страхового полиса какой-то ежегодный взнос, чтобы в случае какой-то проблемы вне зависимости от того, есть у человека "аэродром" или нет, в дело подключились юристы которые будут работать и постараются не допустить экстрадиции человека

- У нас есть определенные наработки за счет того, что к нам обращаются, в том числе, на ранних этапах люди, которые осознают свои риски, но все равно нет какой-то единой тактики, потому что каждый кейс индивидуален.

- У вас такого "страхового полиса" нет? 

- Такая услуга есть, но она делается под конкретную ситуацию, под конкретного человека. Где-то, например, есть корни по которым можно получить гражданство в другой стране и дальше эта страна для него станет безопасным государством, которое точно не выдаст. И находясь там, можно будет совершать дальнейшие действия.

Где-то достаточно просто иметь и поддерживать в активном состоянии визу "правильной" страны. Также важно следить за всеми своими документами, чтобы не оказалось, что в момент Х у тебя через полгода заканчивается паспорт.  

Иногда достаточно просто продуманного плана действий. Например, те же чиновники не могут иметь ВНЖ или гражданство другой страны. Но они могут либо заранее подготовить, или уже  иметь визы "правильной" страны. "Правильной" - это той, чтобы переместившись туда, не попасть в ситуацию, когда уже начались розыскные действия и вас помещают в местный аналог СИЗО. Там можно  провести достаточно много времени, что  тоже очень неприятно. Тем более, в некоторых странах это ограничено по времени, например месяцем - двумя, а в некоторых это могут быть и 9 месяцев, и несколько лет.  Пока между странами пересылаются запросы, человек будет сидеть. И этот срок не будет ему защитан. 

- Я слышал, что есть такая штука - превентивный запрос в Интерпол, что это?

- Есть. Это один из вариантов действий, которые можно произвести заранее. Человек еще не находится в розыске, но уже знает, что розыск по нему может быть подан. Желательно, чтобы уже имелись определенные документы, доказательства, что против готовятся розыскные мероприятия. И тогда мы как представители клиента можем первыми обратиться в Интерпол, что против такого-то человека готовится подача в розыск, и она может нарушать такие-то правила.

Если у человека уже есть на руках материалы, то мы из них видим какие нарушения потенциально могут быть. Когда мы об этом сообщаем Интерполу заранее, то намного выше вероятность, что запрос и заблокируют при подаче в базу, и его не увидят другие страны или вообще есть вероятность, что его удалят.

Формально Интерпол должен сам все подачи проверять, и какую-то часть он, действительно отбраковывает, но часть кейсов которые, явно, не должны были попадать, в которых 100% видны нарушения, они таки попадают в Интерпол. А удалить что-то уже добавленное сложнее, чем не допустить попадание.

- А в какой момент уже вы понимаете что превентивные меры по конкретному вашему клиенту уже не стоит применять, так как уже поздно?

- Во-первых, если он уже где-то задержан. Во-вторых, если подан в Интерпол. Тут уже о какой-то превентивности и речи не идет, тут нужно принимать меры по его защите от экстрадиции или пытаться удалять из базы. 

- А что такое заочный арест?

- Это избрание  заочной меры пресечения. Сначала человек подается в розыск внутри страны, если следствие не знает, где он находится, на основании этого объявляется его арест, избирается мера пресечения без его присутствия и на основании этого уже он подается в международный розыск. Фактически заочный арест является ключевым показателем того, что розыск точно будет. Потому что если для человека есть угроза со стороны следствия, это не всегда доходит до розыска, а вот есть постановление о заочном аресте, однозначно, будут предприниматься серьезные меры. 

- Подытоживая вышесказанное, я могу предположить, что для представителей групп риска, о которых мы сейчас говорили, лучше заранее предпринять какие-то меры. 

- В первую очередь им важно иметь адвоката у себя в стране. Также нужно понимать, в какую страну они могут в случае чего уехать и находиться в достаточной безопасности. Кроме того, нужно заранее понимать, как искать адвоката в той стране, куда планируется уехать. Некоторые страны, например, Швеция, в обязательном порядке всем предоставляют бесплатного адвоката, но это не всегда хороший выбор, потому что такие защитники не совсем мотивированы на помощь клиенту, они получают зарплату от государства  и иногда им даже проще, чтобы человек понес наказание.

Также важно, чтобы адвокат говорил на одном языке с судьей и знал местные законы. Наша функция в этом случае будет скорее всего экспертная, так как юристы не всегда четко понимают разницу в правоприменении и правотолковании между странами, тот же принцип двойной подсудности. Он только кажется простым, когда деяние примерно одинаково должно наказываться и в одной стране, и в другой. Но не всегда то же самое мошенничество так трактуется.