Психолог о стрельбе в школах: Взрослые не хотят нести ответственность за происходящее

Стрельба в школе в Казани, в Керчи, трагедия в Столбцах. Такие события всегда выбивают общество из колеи. Какое-то время люди пытаются понять, кто же был виноват в том, что произошло: компьютерные игры, учителя, семья, сложный характер. Затем, как им кажется, устраняют причину и считают, что теперь-то уж точно ничего подобного не повторится. Но оно повторяется. Смартпресс поговорил с детским психологом, гештальт-терапевтом Анастасией Шапель, в чем главная ошибка взрослых и как своевременно понять, что с подростком происходит что-то такое, что может привести к ужасным последствиям. 

Анастасия Шапель_cr.jpg

Как распознать, что с ребенком что-то действительно не в порядке и это не просто переходный возраст?

Для начала надо понимать, что такое "переходный период" и уже в самом названии кроется ответ – это переход из позиции ребенка в позицию взрослого, приобретение новой социальной роли. Я перестаю быть ребенком и через время должен стать взрослым.

Пока подросток находится на этой растяжке между детством и взрослостью, ему надо решить ряд задач, которые заключаются в изменении идентичности, свержении старых авторитетов и отделении от родительской фигуры. Данный кризис – это стремление к взрослости, самостоятельности, которая будет разыгрываться через строптивость, негативизм, упрямство, споры, провокационные механизмы, своеволие, протест и бунт,  - все это характеристики, которые могут в этом периоде считаться нормой.

Вызывать настороженность и свидетельствовать о том, что подросток нуждается в помощи, должна совокупность факторов. По одному какому-то критерию судить нельзя.

Какие это могут быть факторы?

Неспособность справляться с повседневными проблемами. Нарушение режима питания и сна. У человека возникают какие-то новые предпочтения, например, начинает есть только сладкое, спать только днем, а ночью заниматься своими делами.

Когда у подростка возникают длительные периоды плохого и угнетенного настроения, необоснованные вспышки гнева. Причем это может быть и нормой, если, например, гнев связан с протестом, противостоянием правилам, нормам, он проявляется в конфликте со взрослыми. Если же человек демонстрирует садистическое поведение, мстит, ему наплевать на ваши переживания, не испытывает чувства вины — вот это должно вызывать беспокойство.

Подросток все больше и больше времени проводит в одиночестве, вне какой-либо референтной группы. Он может потерять интерес к друзьям, занятиям, которые раньше ему нравились. Но тут тоже надо учитывать, что это может быть и нормальная смена круга интересов: то, что было интересно в детстве, в подростковом периоде перестает. Поэтому еще раз акцентирую внимание на том, что должна быть именно совокупность факторов.

Также одним из критериев является возникновение ночных кошмаров, чрезмерная тревожность и беспокойность.

Могут появляться вредные привычки. Но и это может быть нормой – это попытка подростка показаться крутым среди сверстников. Пристальное внимание следует обращать, если он не скрывается от взрослых, говорит, что ему все равно.

И в целом, лучше реагировать на любое поведение, которое отличается от обычного и вызывает ощущение неадекватности.

Отмечу, что в этом вопросе я опасаюсь стигматизации, потому что у нас психика, преодолев какую-то стрессовую ситуацию, потом пытается это контролировать и не допустить подобного. В принципе, это нормальная реакция, но из-за нее теряется критическое отношение к происходящему.

Когда мы говорим о критериях чрезмерно агрессивного поведения, важно понимать, что для каждого конкретного человека является чрезмерным. Для некоторых родителей  весь подростковый период чрезмерный. Им сложно принять, что, когда подросток бунтует, спорит, противостоит - это нормально.

А что делать в ситуации, когда подросток начинает достаточно жестко себя вести? Как реагировать?

В этом случае родителям важно говорить, что в помощи нуждается вся семья. Мы видим, что тебя что-то беспокоит, мы переживаем за тебя и мы хотели бы помочь тебе и всей нашей семье. Необходимо, чтобы со стороны взрослых не было никакого противопоставления подростку. Важно говорить, что все близкие разделяют это его состояние. Это позволит избежать дискриминации по возрастным критериям. Чтобы точно определить психическое состояние подростка, обращайтесь к врачу-психотерапевту.

Также хочу перечислить факторы, которые способствуют увеличению стресса у подростков. Задача тех, кто работает с детьми или у кого в семье есть подросток, не усугублять. Они и так проходят через очень тяжелый и непростой период.

  • Стремление к самостоятельности. Подростки хотят все решать сами, но часто не могут потом совладать со своими решениям. Условно, сам выбираю, когда мне ходить в школу, но как только начинает из-за этого угрожать неаттестация, вопрос с администрацией школы, с учителями решают уже родители. 

Следует обеспечивать соизмеримую с возможностями самостоятельность. Например, позволяйте подростками самим выбирать кружки, чем хотят заниматься, выбирать, в какой одежде ходить и с кем дружить.

  • Желание соответствовать ожиданиям сверстников. Все подростки ищут свою референтную группу и им важно, чтобы их там принимали. Объединяясь в группы, они могут отделяться от взрослых. Когда подросток не соответствует ожиданиям сверстников, он замыкается, становится одиноким и угрюмым. 

В этом случае важно отследить такое состояние и предложить помощь. Если у родителей не получается, можно обратиться к психологам.

  • Поиск идентичности. Подростки не понимают, кто они, их разрывает от этого. Они начинают соотносить себя с различными ролями, примерять их на себя, искать свою группировку. Более того, подросток определяется и со своими предпочтениями, в том числе в выборе партнера. Многим взрослым сложно принять, что это возрастная норма. 

Важно избегать осуждения, дискриминации, стигматизации.

  • Качество жизни в семье. Оно должно быть адекватным и удовлетворять потребности подростка. Жестокие меры воспитания, издевательства со стороны родителей – это все усугубляет стресс и провоцирует подростка справляться так, как он умеет. И чаще всего это приводит к антисоциальному поведению, самоповреждениям или даже суициду.
  • Несоответствие представлений о своем будущем, устремлений к нему и действительности. у подростка не получается соотнести то, чего он хочет с тем, что может быть в реальности. Например, хочу быть миллионером, но ничего для этого не делаю и стрессую от того, что вокруг не жизнь миллионера. 

В этом случае можно поддержать подростка в его стремлениях и выработать стратегию действия, что нужно сделать, чтобы приблизиться к мечте. Важно, чтобы родители могли без критики выслушать предложения и сказать, что это отличная идея, а также спросить, чем могут помочь. Это уже будет переходом от фантазий к стадии реализации. За каждым желанием стоит какая-то потребность и не критикуя это, а продумывая путь достижения, мы стимулируем подростка. 

Могут ли в непростой ситуации с подростком помочь школьные психологи и вообще какая у них роль? Многие родители считают, что они должны быть чуть ли не полноценными психотерапевтами, так ли это?

Если на школу в 150 человек работает один психолог, он никак не поможет, его роль – поддержка в социализации, в адаптации.

Вообще, вопросы из разряда "куда смотрел школьный психолог" (в моменты, когда происходят страшные события в школах – Смартпресс) - попытка переложить ответственность за определенное психическое состояния ребенка или подростка. Когда случаются массовые убийства в школьной среде, мы пытаемся найти виновного и вот если он будет наказан, то будто бы мы дальше будем спать спокойно. Либо же пытаемся найти ответственного, кто не досмотрел, с кого дальше требовать большего внимания к работе. Но ведь задача состоит в том, что родители, учителя, психологи должны объединяться, работать командой - каждый должен делать вклад.

Например, если родители начинают что-то подозревать, они могут первоначально обратиться к школьному психологу для диагностики, (но следует помнить, что школьный психолог не обладает необходимой компетенцией, лучше все-таки будет медицинский психолог, который верно сможет определить уровень психического состояния и здоровья). Учителя должны внимательно следить, чтобы вовремя увидеть проблемы в общении подростка со сверстниками, пресечь буллинг.

Взрослые, как правило, не хотят нести ответственность за происходящее, но мы тогда ведем себя ничем не лучше подростков. Что-то натворим, не досмотрим, а дальше "моя хата с краю".

Кстати, еще очень важно просвещение в социальной среде, чтобы не было стигматизации и дискриминации людей, имеющих ментальные заболевания, так как не все они представляют опасность для социума. Подростки с депрессией не опасны. Даже если у человека какое-то другое ментальное расстройство или нарушение поведенческой сферы, это вовсе не значит, что надо обязательно его изолировать от общества.

Важно, чтобы общество обращало внимание на состояние человека, не приписывая все возрасту, а выбирало личностно-ориентированный подход. Чтобы подросток знал - ему могут помочь.

Провоцируют ли компьютерные игры и "кровавые" фильмы агрессию? (У нас же чаще всего, если ребенок замкнутый или вспыльчивый, в плохом настроении, что-то плохое совершил, то "потому что в стрелялки переиграл").

Говоря так, мы снова будто ищем, на кого или на что переложить ответственность. Вопрос ведь не в самих компьютерных играх или жестоких фильмах, у них всегда есть возрастные ограничения. Вопрос в том, как эти фильмы или игры становятся доступны ребенку и сколько он времени проводит в этом.

Это ответственность не создателей игр и фильмов, это ответственность взрослого, который делает это доступным ребенку, не достигшему указанного в рекомендациях возраста.

Считается, что если мы уничтожим все эти "плохие" фильмы и игры, то агрессивного поведения и вспышек не будет. Но в гораздо большей степени агрессивное поведение провоцирует среда, в которой живет ребенок. Если он подвержен насилию, если это является в семье нормой поведения, то он это и воспринимает как норму.

Безусловно, если ребенок с раннего возраста без ограничения просматривает фильмы или играет в игры не по возрасту, то его психика не справляется с перевариванием такой информации, у него еще нет способности ее анализировать, он воспринимает это как обыденность. Но опять же, а откуда он это все берет? От родителей. Если, например, родитель покупает ребенку игры, которые имеют возрастные ограничения и дарит, то ребенку будет сложно от этого отказаться, потому что родитель - значимая фигура, он дает эту игру, значит, это является нормой. Появляется логическая цепочка - если родитель нормально к этому относится, то и я буду.

Родители должны регулировать покупки, регулировать время просмотра или игры, обсуждать происходящее на экране, в этом случае сама по себе компьютерная игра или фильм не могут ничего спровоцировать.

Конечно, бывают случаи, когда у ребенка есть какие-то психические симптомы, и его поведение не укладывается ни в какие нормы, но тогда надо понимать, что все это провоцирует не игра, а болезнь, с которой надо что-то делать.

Можно ли как-то предотвратить трагедии в школах? (Казань, в 2019 году подросток в Столбцах).

Повторюсь, важно не искать виновного или ответственного, необходимо комплексно подходить к проблеме. Досконально изучать и исследовать, как дела обстоят во всех социальных институтах от семьи до здравоохранения. В первую очередь налаживать их.