“Можно снимать маски, но надо надевать каски”. Врач из Израиля с белорусскими корнями рассказал о жизни под обстрелами

Юрий, врач по профессии, родился в Беларуси, но вот уже 30 лет живет в Израиле. Сегодня в городе Ашдод по несколько раз в день звучат сирены… Юрий с семьей пережидает угрозу в “безопасной комнате”. Как меняется жизнь мирного населения, когда идет война, - в интервью Смартпресс.

израиль.jpg

Юрий, расскажите, что Вы делаете, чтобы обезопасить себя?

Мы постоянно получаем тревожные сигналы. Представьте хотя бы то, что ты два раза ночью должен вставать и уходить в так называемую безопасную комнату. Это не бомбоубежище, а комната в доме, у которой усилена внешняя стена, а окно защищает щит… От прямого удара ракеты это не спасет, но от ударной волны - да. 

Я живу с семьей, даже бабушка с дедушкой с нами живут, а дедушка плохо ходит, и даже банально надо дойти до комнаты безопасности. У нас есть 45 секунд, потому что Ашдод находится примерно в 40 километрах от Газы и многим этого времени не хватает, а ракета долетает и разрывается. Кстати, сегодня ночью в нашем районе было полное отключение электричества. И вот представьте, нам надо было еще бежать в темноте.

Когда дома есть комната безопасности – это хорошо, но есть старые дома 50-х годов – там бомбоубежище, но иногда оно находится в сотнях метрах от дома, до него еще добежать надо. Особенно это тяжело пожилым людям. 

Безусловно, о привычном укладе жизни говорить сейчас не приходится… 

Я живу Ашдоде, а часть времени работаю в Ашкелоне (это еще ближе к Газе), но уже два раза вынужден был отменить работу, потому что опасно ехать. Переношу приемы, иногда работаю из дома, если возможно.

Конечно, люди живут, не так, как жили. Мы стараемся не выходить, стараемся заказать доставку на дом. В Ашдоде магазины открыты, может не все, бизнес тоже работает, общественный транспорт работает, больницы, конечно, работают и делают все, что надо.

На юге страны не работают школы и детские сады. Представьте, надо детям объяснять, что такое сирены и что такое война. Организовано много видов помощи - по телефону, по видеосвязи. Потому что это безусловно влияет на людей - многим нужна помощь. 

Работает ли морской порт и аэропорты? 

Я знаю, что в порту был пожар после попадания ракеты. Аэропорт “Бен Гурион” закрыт, есть альтернативный аэропорт “Рамон”, туда перенаправляли рейсы. Но кто сейчас едет? Только, наверное, гуманитарные делегации. Могли бы туристы, конечно, потому что ситуация с коронавирусом в Израиле хорошая: всего 70 случаев в сутки, но никто не поедет в такой обстановке. В интернете даже видел шутку “можно снимать маски, но надо надевать каски”. 

В любой ситуации найдется место шутке. То есть человек ко всему привыкает?

Нет, к этому невозможно привыкнуть – ты живешь на пороховой бочке, может рвануть в любой момент. Но настроение надо поддерживать. К сожалению, это конфликт, который не закончится ни сейчас, ни через несколько лет. Дай Бог, чтобы внуки наши дожили до того времени.  

Чем-то отличается нынешняя эскалация?

Ракеты ХАМАСа стали более мощные, мы видим это. Мы знаем, что, например, осколок прошел защиту на окне и убил 6-летнего мальчика. 

Также необходимость сосуществования еврейского населения с арабским населением Израиля: долгое время мы были, так сказать, в хороших рабочих отношениях. Но сейчас - по-другому. Например, город Яффо – там большая часть арабского населения, там толпа напала и тяжело ранила солдата… Или еще случай: местный учитель ехал по своему городу – его избили железными ломами. Чаще столкновения устраивают молодые люди. Еврейское население, поверьте, не поддерживает такие действия. 

У меня родственники на севере Израиля, мы созваниваемся. У них в доме живет араб, и он испек лепешки и принес моим родственникам. Это не война обычного населения. Но человеческие отношения на пределе, и это будет, к сожалению, усугубляться.

Установлены ли блокпосты, больше ли стало полиции? Может, объявлена мобилизация? 

В определенных местах, где есть беспорядки, сейчас стоят блокпосты. Мобилизации нет - усилены некоторые подразделения полиции и охрана границы. 

То есть угроза есть не только с воздуха? 

Угроза наземных атак всегда была. Это может быть не только приказ от ХАМАСа. Есть террористы-одиночки, недавно было несколько таких неприятных случаев. 

Есть надежда?

Когда это все закончится? Нам уже говорят, что начинаются переговоры – непрямые, конечно, якобы приехала делегация из Египта. Я не хочу говорить, кто прав, а кто виноват. Нам и палестинскому населению очень тяжело… Мы все люди. 

Вы 30 лет живете в Израиле, но не привыкли и не привыкните к тому, что здесь возможны военные конфликты…

Да, мне даже сейчас звонят со словами: “А не пора ли подумать, может переехать...”. Но я не могу - это наша страна, это наша родная страна.