Валерия Клицунова: "фишка" белорусского сельского туризма – вовлечение в эмоции

Сельскому туризму в Беларуси уже около 20 лет. За это время число усадеб выросло в разы, как и число отдыхающих в них гостей. О том, какие тенденции прослеживаются в этом секторе, и как он переживает нелегкие времена пандемии Covid-19 Смартпресс рассказала председатель правления Белорусского общественного объединения "Отдых в деревне" Валерия Клицунова.

02Валерия Клицунова_cr.png

Агротуризм в стране изначально задумывался как источник дополнительного дохода для сельского населения. Но некоторые объекты представляют собой серьезный бизнес. При каких условиях "домик в деревне" действительно становится бизнесом и приносит прибыль?

Да, действительно, когда все начиналось в 2002 году, речь шла о том, что это будет дополнительным доходом для сельского населения. Представите себе семью, у которой дети выросли и уехали, при этом есть большой дом. Людям становится скучновато, и в итоге они решают заняться агротуризмом. И это приносит какой-то дополнительный доход.

Но чтобы бизнес был посерьезнее, чтобы он кормил целую семью, а то и несколько, нужно постараться. Это не может быть просто 2 или 4 кровати. Нужна и инфраструктура, и комплекс услуг, и различные программы. И таких усадеб, которые занимаются сельским туризмом всерьез, достаточно. Например, усадьбы "Ганка" и "За мосточком" в Воложинском районе, "Заповедный остров" в Глубокском районе, "Заречаны" в Пуховичском районе.

Какие тенденции в сфере агроэкотуризма прослеживаются в мире? Какие из них характерны и для Беларуси?

Когда мы только начинали этот процесс, мой лозунг был ничего не копировать. Да, знать, что есть в мире, но делать свой продукт. Потому что если он не будет отличаться – ради чего к нам ехать? Разве мы сможем по погоде или по замкам соревноваться с Италией? Но если мы добавим наши традиции и человеческий компонент, эмоцию, впечатление, историю - то становимся вполне конкурентоспособны.

Кстати, вовлечение в эмоцию – это как раз одна из основных тенденций. Эмоция становится вполне покупаемым товаром, люди готовы за нее платить. Причем эта эмоция или впечатление не всегда стоит больших денег, это не инфраструктурный компонент.

Например, когда-то мы принимали группу голландцев и французов. Почти месяц они путешествовали по экокоридорам, деревням, национальным паркам. И на одном из болот им предложили прилечь на землю и послушать окружающую тишину в течение десяти минут. Потом люди говорили, что это было самое их сильное впечатление за время тура – просто полежать, послушать природу, птиц, насекомых, увидеть облака в небе. Стоило это денег? Ни копейки. Произвело ли это впечатление? Колоссальное.

И вот такие услуги, которые связаны с общечеловеческими ценностями, которые содержат эмоциональный компонент, с вовлечением в них самого туриста, очень востребованы. Они могут быть совершенно разными. Например, гость может сам испечь хлеб, да еще и увезти его домой. Сделать "солнышко" из соломы, какой-то другой сувенир.

Вторая тенденция - туризм "зеленеет". "Зеленые" маршруты, экопродукты - все это волшебным образом воздействует на туриста.

Далее – неолокализм. Люди хотят пробовать именно местные блюдо, купить сыры или мед, вазу или ручник, предмет ремесла, сделанные именно здесь. Если речь идет о ресторане, то действует концепция "нулевого километра": все продукты должны быть произведены в радиусе километра от него.

Еще одна тенденция – инклюзивность. Все услуги и инфраструктура, которое предоставляются, должны быть доступны, насколько это возможно, людям с ограниченными возможностями.

03агротуризм.jpg 

Сколько вообще сегодня в Беларуси агроусадеб, и какая доля из них работает активно? И сколько туристов посещают их ежегодно?

На 1 января 2021 года у нас 2 936 усадеб. Работают, я думаю, почти все. Хотя в период пандемии некоторые временно приостановили работу, или работают дозированно. Например, работали только летом, когда было больше возможности обеспечивать социальное дистанцирование.

Что касается числа туристов, то в 2019 году белорусские агроусадьбы посетили 514,8 тыс. человек.

Бытует мнение, что пандемия Covid-19 должна была сыграть на руку сектору агроэкотуризма. Так ли это? Как изменилась загрузка белорусских агроусадеб и турпоток в прошлом году?

В каком-то смысле и сыграла. Потому что весь туризм, связанный с пересечением границ, был просто убит. А агротуризм, скажем так, был убит не до конца. Хотя он и не вырос по числу принятых туристов, потому что к нам не смогли приехали иностранцы, например, россияне.

Но он продолжал работать, и стал такой палочкой-выручалочкой для белорусов – людям было куда поехать в период пандемии – отдохнуть, уединиться, поработать дистанционно.

Если посмотреть по году – в марте, в самом начале пандемии, все встало на паузу. Затем был всплеск летом и ранней осенью. Но потом пришел октябрь со второй волной пандемии – и снова в усадьбы перестали ехать.

Да, были объекты, которые сработали хорошо по итогам года, но в целом турпоток упал более чем на 15%.

04агротуризм.jpg 

Ожидаете ли вы увеличения потока белорусов в агроусадьбах в этом году? И стоит ли рассчитывать на возвращение иностранных туристов, прежде всего, россиян?

Я бы на это не рассчитывала. Пока я не вижу больших перспектив из-за продолжающейся пандемии, несмотря на вакцинацию. Хотя, может быть, к лету или осени обстановка несколько улучшится.

С другой стороны, хочется верить, что люди стали более опытными – не только по протоколам лечения, но и в своем поведения. И туристы, в том числе иностранные, в каком-то формате продолжат приезжать.

Но я не думаю, что в этом году выйдем на такое же число туристов, как в 2019 году. Через год – надеюсь.

Иностранные туристы вообще большую долю занимали среди отдыхающих в наших агроусадьбах?

Нет, не большую. Это все-таки туризм "для своих": 80-85%, до 90% - граждане нашей страны. Следом за белорусами идут российские туристы – порядка 11%. И совсем невелика доля граждан других стран. Но вообще же, в 2019 году в наших агроусадьбах побывали туристы из 78 стран.

Как белорусские агроусадьбы перестраивали свою работу в условиях пандемии? Цены на услуги снижали?

Конечно. Как минимум в 1,5 раза цены были снижены, у кого-то и в два раза, чтобы привлечь туристов.

Ну и соблюдение социальной дистанции – это было святое. Многие мероприятия вышли на улицу. Например, концерты и свадьбы утраивались на природе. Придумывались различные походы, экскурсии, велопрогулки, маршруты на байдарках.

И конечно, маски, уменьшение количества людей. Те же свадьбы стали менее многочисленными.

05агротуризм.jpg 

Привлечь туриста – это одно дело. Но важно создать условия, чтобы он задержался в агроусадьбе как можно дольше. Что в этом направлении делается?

Прежде всего, это кооперация, создание туристических кластеров. Если ты хочешь задержать туриста в наших условиях, где не гарантирована хорошая погода, и многое просто разрушено - нужно найти хороших партнеров. Тогда, к примеру, в один день гость едет печь хлеб в какую-то усадьбу, потом – в другую, делать природную косметику, далее – на какой-то фольклорный праздник. В четвертой агроусадьбе его покатают на лошадях или байдарках, или он пойдет в местный музей. В еще одной агроусадьбе он сможет купить какие-то уникальные сыры. И так далее.

И в регионах люди вот так кооперируются, создавая свой бренд. Среди удачных примеров таких кластеров - "Воложинские гостинцы", "Велесов шлях" в Глубокском районе, "Муховэцька кумора" в Кобринском и Жабинковском районах, "Заходняя скарбонка" в Волковысском, Зельвенском и Свислочском районам.

Сейчас при поддержке ПРООН наша организация начала реализацию инициативы "Наваколле". Кластер объединит ремесленников и производителей продуктов питания, а также агроусадьбы, которые производят или используют их в своей работе. Пилотной территорией станет Кобринский и шесть прилегающих к нему районов - Малоритский, Жабинковский, Пружанский, Березовский, Дрогичинский, Каменецкий.

Именно за кластерами будущее у белорусского агротуризма?

Да. Я уже говорила о тенденции неолокализма, когда людям интересно пробовать местное. И кластеры помогают это делать. Ну и со стороны местных властей уже другое отношение – потому что это региональное развитие.

Кстати, Минэкономики тоже берет кластеры за модель развития экономики регионов, не обязательно в сфере туризма.

Кооперация усадеб с санаториями тоже возможна?

Я не вижу в этом кластера, потому что это разные партнеры. Но действительно, они тоже стали взаимодействовать. Многие туристы хотят индивидуальное жилье и питание, и при этом иметь процедуры в санатории. Опять же, если нет мест в санатории – можно размещаться в усадьбе. Отдыхающих на полдня вывозят в агроусадьбы по различным программам - посмотреть какое-то фольклорное действо, испечь хлеб и так далее.

Так что да, это тоже может быть особенностью белорусского агротуризма.

Уже 15 лет действует особый режим налогообложения агроусадеб. Предусмотрена возможность льготного кредитования через "Белагропромбанк" на развитие сельского туризма. Эти меры эффективны, и какие вопросы еще требуют разрешения и стимулирования?

С моей точки зрения, указ, и в целом законодательство, регулирующее эту сферу, эффективны. Оно дало шанс сельскому населению, не опытному в бизнесе, заработать денег.

Хозяева усадеб не платят налоги, а только ежегодный сбор. И могут осуществлять некоторые виды деятельности, которые в принципе считается лицензируемой или регулируемой – например, работать как гостиницы, принимая туристов, готовить еду для них, проводить экскурсии, оказывать транспортные услуги. И эта деятельность не считается предпринимательской, люди работают как физлица.

В целом, я считаю, "узких" мест в законодательстве нет – надо просто продлить действие этого указа. И я очень надеюсь, что он будет продлен. Ожидалось, между прочим, что это произойдет еще до 1 января 2021 года. Но пока указ не подписан.

Что касается кредитов "Белагропромбанка" - они сейчас помогают тем, у кого не хватает собственного капитала на какие-то цели – например, на озеленение, строительство бани, веранды, еще чего-то. Максимальный размер кредита - 2 тыс. базовых величин, на это дом не построишь, но подремонтируешь. Однако и получить максимальную сумму достаточно сложно: для этого должны быть поручители и очень большая зарплата.

06агротуризм.jpg

С начала этого год был повышен с одной до двух базовых величин размер сбора для владельцев агроусадеб. Это сигнал о том, что льготный режим может быть свернут?

Вряд ли льготный режим будет вообще свернут. Но какая тенденция тревожна.

Есть некоторые, очень маленькие усадьбы, для которых и две базовые – это большие деньги, особенно в период кризиса. Но большинство хозяев это повышение переживут.

Однако напугало то, что это делается во время пандемии. Когда все страны мира, за исключением Беларуси, поддержали свой малый бизнес. Возьмите для примера маленькую Эстонию, где живет 1,3 млн человек. Там на поддержку сельского бизнеса, разного, в том числе агротуризма, правительство выделило $200 млн евро. Хозяева агроусадеб получили по 50 тыс. евро, чтобы выжить в этих условиях.

А у нас вместо помощи повышают сборы. Я понимаю, что государство в тяжелом финансовом положении. Но ведь это убивает бизнес и рабочие места.

Да, это повышение сбора люди переживут. Но очень хочется, чтобы на этом была сделана пауза. Хотя бы до того времени, пока туристический сектор опять не раскрутится.