Экс-министр здравоохранения Игорь Зеленкевич: "В борьбе с пандемией альтернативы прививке нет"

Человечество постоянно будет сталкиваться с новыми биологическими агентами, в частности с вирусами, ведь изменчивость у них на высоком уровне. В этой связи нам необходим научный прогноз, чтобы быть готовым к возможной новой пандемии, уверен экс-министр здравоохранения Игорь Зеленкевич. Смартпресс расспросил Игоря Борисовича, почему он выступает за массовую вакцинацию от коронавируса, так ли нужно было вводить рецепты на необходимые для постоянного использования таблетки и почему в Беларуси не лицензируют многие давно используемые за границей лекарства.

Зеленкевич2.jpg

"Через 8 месяцев после прививки от коронавируса иммунитет начинает снижаться"

- Скорее всего нынешняя волна коронавируса далеко не последняя. Как подготовиться белорусам к возможным пандемиям?

- Чтобы знать, что нас ожидает впереди, уже сейчас необходим научный прогноз на будущее. В Беларуси достаточно квалифицированных специалистов и соответствующих структур здравоохранения, чтобы изучить все факты, собранные за последние полтора года, и составить выверенный алгоритм действий на случай, если опять в мире где-то что-то вспыхнет. Мое глубокое убеждение, эта аналитическая работа должна быть проведена вместе с коллегами из России, ведь о чем не догадывается один, может знать другой. Вы видите, для вирусов нет границ, поэтому нам стоит выработать совместное видение решения эпидемиологической проблемы и составить действенное предложение для властей.

- Отечественным специалистам не хватает общности с зарубежными коллегами?

- Есть такое понятие, как санитарная защита территории. Эти принципы для СНГ должны быть общими. К примеру, как относиться к американским биологическими лабораториям, открытым в некоторых постсоветских странах? На мой взгляд, создалась уродливая ситуация, когда такие лаборатории действуют со статусом экстерриториальности, то есть местный чиновник не может зайти туда и проверить, что там разрабатывается.

- А какие шаги важно не упустить на нынешнем этапе?

- Существуют итоговые показатели деятельности органов здравоохранения. Из наиболее важных: заболеваемость, смертность, выход на инвалидность. Чтобы их снизить, есть достаточно простые вещи, не требующие от государства больших денег, например, вакцинация населения. Какие затраты несет общество в целом, чтобы покрыть расходы на "скорую помощь", работу медиков в "красной зоне"! Значительно дешевле и проще сделать прививку.

Зеленкевич3.jpg

В Израиле при 9 миллионах жителей от коронавируса привито большинство населения, в Дании - 74%, а у нас еле 13% набрали. Почему мы не смогли добиться таких показателей? Людей нельзя заставлять вакцинироваться, но из каждого утюга должны рассказывать людям, что в борьбе с пандемией альтернативы прививке нет. Да, она не защитит на 100% от болезни.

- …и порой возможны осложнения.

- Как и при любой другой медицинской манипуляции. У стандартных внутримышечных инъекций тоже редко, но встречаются осложнения. Стоит разумно взвешивать все за и против. Коллективный иммунитет с неба не падает: чтобы вирус перестал активно распространяться, необходимо привить хотя бы 60% населения. Да, через 8 месяцев иммунитет к коронавирусной инфекции от культивируемых в Беларуси вакцин начинает снижаться, поэтому нужно будет повторно прививаться. Ну и что? Это значительно лучше, чем лежать на аппарате ИВЛ.

"В 2019-м году было более 9 миллионов посещений поликлиники ради выписки рецептов"

- Часто проблемы в отечественной системе здравоохранения связывают с отсутствием у нас страховой медицины. Вы согласны с этим мнением?

- В 1978-м году состоялась Алма-атинская международная конференция, касающаяся организации первичной медико-санитарной помощи. Она проводилась под эгидой ВОЗ с привлечением огромного количества стран мира. И на ней постоянно повторялось, что ничего лучше системы Николая Семашко, действующей в Беларуси с советских времен и по сей день, мир не придумал. Конечно, система требует совершенства, ведь перед врачами появляются новые вызовы и угрозы. Страховая же медицина - это услуга. Я вам расскажу, как человек, преподающий в Институте бизнеса БГУ дисциплину об управлении социальными и экономическими процессами: эта страховка станет дополнительной нагрузкой на экономику. У нас есть условия для того, чтобы такой налог ввести?

Зеленкевич4.jpg

- Но мы постоянно видим объявления о сборах денег на лечение ребенка с онкологией за границей, а в Германии со страховой системой с таким диагнозом лечат бесплатно.

- У нас лучшие в мире показатели лечения детских лейкозов. В бытность мою министром здравоохранения заканчивалось строительство онкогематологического центра. Я точно знаю, какие технологии в нем применяются еще и потому, что потерял там внука… Врачи сделали все возможное, провели две трансплантации костного мозга, но при подобной форме лейкоза такие же результаты и в Германии, и где угодно.

Говорить нужно о другом. Вот по телевизору увидел сбор средств на лечение в Сербии белорусской девочки с экстрофией мочевого пузыря (врожденный порок, когда орган находится не внутри организма, а выпячивается наружу). Но почему ее нужно везти за границу, если в Беларуси была школа по лечению таких патологий! Я работал в начале своей карьеры в урологии 4-й столичной больницы, куда на подобные операции приезжали со всего Советского Союза. А сейчас что случилось? Сохранение и развитие научных школ - это одна из ключевых направлений деятельности органов здравоохранения.

- Почему постоянно необходимые медикаменты выдаются только по рецепту, хотя свободно продаются в аптеках соседних стран?

- Это ярчайшее проявление псевдореформы. Чиновники приводили пример, что на Западе все лекарства выдаются строго по рецептам. Действительно так, но ведь в условиях страховой медицины рецепт является финансовым документом. А у нас в 2019 году более 9 миллионов посещений наших амбулаторно-поликлинических учреждений было только по поводу выписки рецептов! Никто из принявших такое решение не посчитал время врача, которому приходится отвлекаться, чтобы подписать документ. Считаю, у нас была нормальная система, когда по рецепту отпускался только определенный строго выверенный список лекарств. Кстати, нужно отдать должное: в условиях коронавируса приняты были послабляющие решения для получения рецептов, и это сразу почувствовалось.

- Белорусские врачи не единожды жаловались на бюрократизацию их работы, когда на каждого пациента необходимо заполнить множество бумаг.

- У нас есть соответствующие кафедры организации здравоохранения, которые должны проанализировать, что нам надо, что нет. Мы же сами порождаем бумажную волокиту. Вот я пришел в свою родную поликлинику за справкой на хранение оружия, а от меня потребовали анализ мочи. Каким боком анализ мочи к хранению оружия? А человек сидел, выписывал. Требование рецептов буквально на все - та же бюрократизация. Последствия таких решений надо учитывать, предвидеть и упреждать.

- В Беларуси часто не найти лекарств, которыми десятилетиями пользуются во всем мире. Почему возникают такие сложности?

- Действительно, в нашей стране зарегистрировано около 6 тысяч медикаментов, а в соседней Российской Федерации 15-16 тысяч. Очевидно, арсенал российского врача в борьбе с болезнями шире. Допускаю, чиновникам от здравоохранения нужно было отчитаться, как отечественная фармакология обеспечивает внутренний рынок. Белорусские предприятия производят около 3 тысяч наименований. При 6 тысячах сертифицированных медикаментов эта цифра закрывает половину существующего рынка. Вопрос, сколько же лекарств действительно необходимо, видимо, не возник…

Чтобы разрубить этот гордиев узел, можно было бы создать возможности для работы в кооперации с зарубежными фармакологическими производствами. Позволить в Беларуси открывать производственные линии по изготовлению заграничных лекарств. Так бы мы и свой рынок насытили, и имели возможность увеличить экспорт товаров. В соседней России живет 140 миллионов человек, многим из них необходимо постоянно принимать по одной таблетке три раза в день.

"Около 37% больных приходят к врачу с 3-4 стадией онкологии"

- Есть ли будущее у сельских ФАПов?

- В свое время глава государства спросил у меня, нужны ли стране фельдшерско-акушерские пункты в таком количестве. Я же отношусь к ФАПам как к центру государственного влияния на здоровье в данной местности. К примеру, когда-то сельские участковые больницы на холодный период года мы превращали в центры сестринского ухода. Забирали бабушку из ее мерзлой хаты, кормили, измеряли давление, проводили элементарные обследования.

Главная цель системы здравоохранения - снижение смертности. Вот за прошлый год минус 60 тысяч человек у нас. Конечно, мы все когда-то уйдем с этой земли. Но очень важно, в каком возрасте. В Беларуси разница в продолжительности жизни мужчины и женщины составляет 11 лет, тогда как в Европе не больше 4-5!

Зеленкевич5.jpg

- Почему мужчины умирают раньше?

- Не лечатся. Часто говорят, мол, месяц попринимал лекарства и мне стало лучше. Не думают, что от той же гипертонической болезни таблетки нужно принимать пожизненно. К тому же надо знать менталитет нашего народа: человек из сельской местности трижды подумает, стоит ли ему заплатить за проезд в автобусе, чтобы поехать обследоваться. Примерно 20% смертности приходится на онкологии. А почему? У нас высока запущенность: около 37% больных приходят к врачу с 3-4 стадией болезни, когда уже мало что можно сделать. Если бы поставили диагноз на начальной стадии или в стадии предрака, многие бы из них имели бы шанс на полное выздоровление.

- Как этого добиться?

- Тут должен быть государственный подход. Было бы хорошо создать Белую книгу, в которой собиралась бы медицинская статистика по стране, анализировалось бы здоровье населения. На ее основе можно было бы проверять, адекватны ли наши действия ситуации или нет? Это была бы забота руководства о будущем нашей страны.

У нас существуют разные уровни оказания медицинской помощи: ФАП, районная, областная больница, республиканский центр. Не нужны в райцентре протонно-эмиссионные томографы, ведь случаев для их использования там будет заведомо меньше, да и для такого оборудования нужны узкопрофильные квалифицированные специалисты, которых лучше концентрировать в профильных крупных медцентрах.

С этой целью ООО "АК-Миоры", в котором я являюсь председателем Совета директоров, разработало совместно с австрийской компанией проект межрайонного медицинского центра в Миорах, чья деятельность охватила бы пять близлежащих районов. Туда поедут мобильные диагностические комплексы. Если кому-то назначат более глубокое исследование, то направят в Миоры. Белорусские специалисты разработали скрининговые программы, позволяющие быстро определить пять видов самых массовых раков: легких, кишечника, простаты, женской половой сферы и молочной железы. Для нашего центра главное - вовремя диагностировать болезнь. Проверить тот же холестерин, уровень сахара в крови, чтобы назначить адекватное лечение. Ведь пролечив вовремя по отлично разработанным в нашей стране стандартам гипертоническую болезнь, мы можем предотвратить у человека инфаркт, инсульт и серьезные пороки сердца, ведь надо понимать, что всем мы сердце не пересадим.

Этот проект мы рассматривали, как пилотный для государства в подходе к масштабной диагностике населения. Все соглашения уже подписаны, но дальше шаги не сделаны. Надеюсь, нам получится осуществить задуманные идеи, чтобы показать, какие подходы можно задействовать в решении важнейшей государственной проблемы по преодолению отрицательной демографической ситуации.

Автор: Анастасия Панкратова

Фото:  Анна Шарко