С нуля до статуса международного эксперта: Анна Матуляк о поисках ниши в частной психологической практике

Семейный и репродуктивный психолог, директор Центра репродуктивной психотерапии и поддержки семьи "Дом Хадоры" Анна Матуляк еще до поступления в университет хотела открыть частную психологическую практику, но путь к ней оказался длиннее, чем казалось изначально. На время она ушла в сферу работы с персоналом: в EPAM и Атлант-М перспективный HR имела стабильную работу и конкурентный заработок, но мечта не давала покоя. "Смартпресс" расспросил востребованного специалиста, как не побояться поменять престижную позицию на дело, которое нужно поднимать с нуля, и как стать уникальным экспертом в сфере с высокой конкуренцией.

матуляк4.jpg

"В начале частной практики мой рабочий день мог не заканчиваться"

Анна Матуляк говорит, прежде чем создавать свое дело, необходимо четко понимать: предыдущие заслуги не переносятся в новую область. Какого бы уровня ты не достиг в предыдущем деле, в новом необходимо начинать с нуля.

— Когда после EPAM я ходила на собеседования в области работы с персоналом, то в какой-то момент оказалась узнаваемым персонажем. Я могла не знать рекрутеров, но они уже были наслышаны обо мне. В частной практике я стала новичком, которому необходимо было конкурировать с уже добившимися признания коллегами.

Сейчас Анна стремится к тому, чтобы выстраивать для себя четкий график, разграничивая время приема клиентов, дни для отдыха, для работы в сети и написания статей или работы в благотворительном проекте.

— Наслаждаюсь тем, что могу сейчас работать не так много, как в начале практики, сохраняя при этом комфортный уровень дохода. Это результат труда, ведь в начале практики мой рабочий день мог не заканчиваться. С утра принимала клиентов и группы, вечером отвечала на сообщения на форуме, где вела определенную тематику, а в ночи садилась писать статьи. В пять часов я закрывала ноутбук и ложилась на пару часов спать, чтобы с утра начать всё с начала. По такому графику я жила приличное количество времени.

матуляк1.jpg

У будущего востребованного специалиста было четкое понимание: бизнес в области психотерапии строится на репутации, но, чтобы ее наработать, нужны клиенты, а им необходимо из каких-то источников узнать о появлении на рынке нового узкоспециализированного эксперта. Поэтому она тратила много личного времени на бесплатную работу: консультировала на женских форумах, проводила бесплатные семинары и лекции, писала бесконечное количество статей для разных журналов, сайтов, порталов.

— В какой-то момент мне показалось, что мои старания ложатся в стол. Как амбициозный человек, решила, что мне необходимо попасть "в телевизор". Я осознавала, что до того момента, как меня будут знать и приглашать на интервью, пройдет много времени, поэтому стала действовать первой. Выписала электронные адреса всех телепередач белорусских телеканалов, которым потенциально была бы интересна тема репродуктивной психологии, и на каждый выслала письмо с описанием себя. Объясняла, что тема, на которой я специализируюсь, важна для нашего общества, но о ней мало говорят. Писала многим, но откликнулись только редакторы "Добрай раніцы, Беларусь". Вот так в 2014-м году я впервые рассказывала с экрана ТВ о психологических причинах бесплодия.

Анна открыла ИП в 2011-м году, а к моменту ухода во второй декрет в 2016-м году уже имела устойчивую частную практику в Беларуси и была востребована за рубежом: являлась приглашенным тренером Вильнюсского и Тбилисского гештальт-институтов, ездила с обучающими семинарами в Москву.

Найти свою нишу на рынке

Анна уверена, чтобы бизнес мог приносить стабильный доход, необходимо найти свою нишу на рынке, чётко понимая свои возможности и свои ограничения.

— Я хотела открыть частную практику с того момента, как собралась поступать в столичный педагогический университет на психологический факультет. Во время учебы стало понятно, что университетского образования совершенно недостаточно, чтобы практиковать. После получения белорусского диплома психолог может стать хорошим консультантом: поможет подобрать подход к ребенку, расскажет, как конструктивно решить конфликт и так далее. Мне же хотелось быть глубоким специалистом в терапии: образно говоря, уметь делать не косметический ремонт внутреннего мира, а капитальный. Для этого надо было продолжить учебу, — объясняет собеседница.

Молодой специалист получила диплом в 2004-м году, через две недели у неё родилась старшая дочь, но уже через месяц Анна штурмовала приемную комиссию магистратуры. Следующие полтора года она с коляской бегала на сессии.

— Пока сдавала экзамены одногруппники под аудиторией развлекали дочку. Бабушки, мои сестры, подруги и даже соседки по лестничной площадке периодически сидели с ней. Во многом помогал муж: перехватывал ребенка, изобретал быстрый способ обработки бланков исследования для диссертации. И всегда верил в меня и мой успех. Когда дочке было 1,5 года вышла на полставки в Университет имени Максима Танка психологом и преподавателем, а через полгода уже перешла на полную занятость. При этом продолжала параллельно учиться сама. Я знала, что в качественное обучение необходимо вложить десятки тысяч долларов. Когда поняла, что ежемесячно буквально плачу над зарплатой, пришлось уйти из госструктуры в более оплачиваемую сферу. Так я стала эйчаром.

Анна считает, чтобы быть хорошим специалистом-практиком, нужно хотя бы одно психотерапевтическое направление освоить от и до. Помимо платной магистратуры, дополнительного узкоспециального обучения и курсов, она прошла полный курс обучения гештальт-терапии и получила квалификацию гештальт-терапевта и супервизора. То есть несколько лет не только посещала тематические семинары и лекции, но и проходила личную и групповую терапию, чтобы не переносить свои внутренние процессы на сессии с клиентами, а также супервизию: работала под наблюдением более опытных коллег, оттачивая свое мастерство через обратную связь с давно практикующими специалистами.

матуляк7.jpg

Все это время она искала направление в семейной психологии, в котором ей было бы эффективнее всего работать. Один специалист занимается вопросами взаимоотношениями с родителями, второй работает с зависимостями, третий может помочь с выставлением личных границ. Анне жизнь сама подсказала, куда стоит приложить накопленные знания: у нее возникла личная история со вторичным бесплодием.

— Я стала искать репродуктивного психолога, но на тот момент в Минске не встретила ни одного специалиста этого направления. И тогда решила, что может быть это знак? К тому времени мой возраст подходил к 30-ти, я стала задумываться, что я уже сделала, куда я хочу прийти. Личные кризисы вытолкнули меня из привычной среды в частную практику.

"Чтобы попасть в мой первый офис надо было идти через заводскую проходную лабиринтами коридоров"

Пространство, в котором мы беседуем, это уже четвертый офис Анны Матуляк. Самое первое помещение, которое смогла позволить себе начинающий частный психолог, находилось на заводе. Вспоминая о нем, Анна не может сдержать улыбки:

— Это была маленькая комнатка, к которой необходимо было идти через заводскую проходную лабиринтами коридоров. Там был отвратительнейший туалет: такое я видела только в фильмах ужасов. Но это было то, что я могла на тот момент позволить себе по стоимости, ведь в начале частной практики у меня было всего пару клиентов. Почасовую аренду я не рассматривала, иначе не смогла бы оборудовать рабочее пространство так, как мне необходимо. Когда стала более устойчива в финансовом плане, перебралась на другой завод, но в куда более приличное помещение. Там я уже могла принимать небольшие группы на 5-6 человек. С развитием практики я совершила прям дерзкий в моих личных масштабах переезд в бизнес-центр: мне стал доступен большой офис в красивом месте. Постепенно осознала, что хочу для работы тихое место с хорошим внутренним двориком. Так появилось нынешнее помещение с отдельным от всего остального здания входом для посетителей.

Начинаем с собеседницей считать, сколько нужно вложений для старта бизнеса. К сумме на обучение добавляем аренду офиса: если сразу рассматривать помещение не только для индивидуальной, но и групповой терапии, то в Минске можно подыскать комнату на 20-25 метров приблизительно за 250-300 евро в месяц. Оборудование несложное: два кресла и диван, чтобы было удобно работать с клиентом и семейными парами. Для тех, кто работает с телесными практиками, важно хорошее ковровое покрытие, на котором будут проходить часть занятий. Плюс необходимые для каждого конкретного специалиста инструменты: книги, песочница для песочной терапии или хорошее оборудования для ведения блога, записи лекций и вебинаров.

матуляк9.jpg

— В бизнесе очень важно быть гибким и уметь из любого обстоятельства, на которое ты не можешь повлиять, извлечь максимальную выгоду. К примеру, из-за эпидемии коронавируса мы с уже действующими группами были вынуждены уйти в онлайн — формат, казавшийся мне до этого не очень продуктивным. Оказалось, видеосвязь открывает новые возможности. Так в июле благодаря зуму я начну онлайн-версию специализации по репродуктивной психотерапии для русскоговорящих экспертов из Израиля, Канады, Литвы и России. До пандемии эта программа существовала только в очном формате.

"Если существует спрос, но предложение не вызревает, нужно быть готовым к серьезному барьеру"

По мнению Анны Матуляк, чтобы построить успешное дело, необходимо в самом начале пути избавиться от иллюзий.

— У начинающих часто возникает ощущение, что вот сейчас они преподнесут рынку новый продукт и сразу все закрутится-завертится. В реальности, если существует спрос, но предложение не вызревает, нужно быть готовым к серьезному барьеру. К примеру, моя позитивная волна с репродуктивной психологией очень быстро сбилась, когда люди на форумах стали мне писать, будто бы я хочу нажиться на чужой беде. Понадобилось определенное время, чтобы понять причину негатива: десятилетие назад у общества не было достаточного понимания, что в теме репродуктологии и вправду может работать психология.

матуляк3.jpg

Специалисту, уходящему в частную практику, стоит помнить и о таких подводных камнях бизнеса, как искажения в понимании сути психотерапии: клиенты зачастую ждут некого волшебного совета, чтобы получить желаемое (беременность, замужество, разрешение затянувшегося конфликта), не прикладывая для достижения цели никаких собственных усилий. Многие не готовы к внутренней работе, из-за этого человек не достигает заветного результата. Анна вспоминает такие случаи из своей практики:

— Часть моей практики пришлась на время, когда у нас все еще не рождался второй ребенок, не смотря на попытки. И некоторые клиенты говорили, как вы можете заниматься темой репродуктологии, если сами себе не помогли. Эти заявления в начале были для меня болезненными. Чуть позже я поняла, что этот "минус" на самом деле "плюс": объясняла клиенткам на своем примере, что в психотерапии бесплодия нет цели привести к беременности. И хоть у меня не было на тот момент второго ребенка, я все-таки чувствовала себя достаточно счастливым человеком, чего не было еще несколько лет назад. В первую очередь психолог помогает выйти из замкнутого круга переживаний. Подсказывает, как вернуть в свою повседневность все то, что было утрачено за годы планирования, ведь часто у женщины, долго планирующей беременность, мир сужается до одной цели — забеременеть и все.

Сейчас, когда трудности первых шагов далеко позади, а бизнес приносит стабильный заработок, Анна решила расширить свою деятельность, учредив социальный проект "Дом Хадоры". Этот благотворительный стартап должен сделать репродуктивную психологическую помощь максимально доступной. Психолог объясняет:

— Я уже достаточно дорогой специалист. Вложив столько средств и собственных сил в свой бизнес, я не могу позволить себе прием за символические деньги, хотя у меня всегда часть практики занята клиентами по сниженной стоимости и бесплатными консультациями. Но все равно одна я не сделаю много и мне очень хочется, чтобы женщинам как Минска, так и регионов была доступна квалифицированная психологическая помощь.

На данный момент у "Дома Хадоры" есть чат-бот с несколькими чатами поддержки, где уже многие женщины получают консультационную помощь от Анны и ее коллег — гинеколога-репродуктолога и психолога. Вдобавок набирается команда волонтеров.

— Большинство из них — это психологи, прошедшие у меня обучение. Я видела их работу и могу им смело доверять. Это будут не только консультации, но и семинары для женщин и практикующих врачей. Я стараюсь много рассказывать о важности того, как общаться с пациентками, потерявшими беременность. Врачи много раз уже говорили нам "спасибо", потому что, например, им никто никогда не объяснял, что нельзя женщине, потерявшей ребенка говорить "успокойся, еще родишь" или "не переживай, там еще ничего не было", ведь такие фразы только еще глубже погружают испытывающую вину женщину в депрессию. Жаль, что проект пока стопориться из-за нехватки финансирования.

матуляк10.jpg

Нынче на рынке огромное количество практикующих психологов, но психолог уверена, что он открыт для молодых специалистов:

— Молодежь более быстрая. Они схватывают суть и не тратят время на ненужные детали. Более уверены в себе и, к тому же, она на одной волне со клиентами своего поколения. Когда я думаю о новичках, представляю свою старшую дочь. Она закончила 11 классов и собирается учиться на психолога. Я понимаю, что она в свои 17 лет имеет такие представления о жизни и о взаимоотношениях, которые мне стали доступны после нескольких лет терапии в уже достаточно зрелом возрасте. Новое поколение уже на старте является обладателем каких-то более здоровых установок. Они явно будут очень успешными в своих начинаниях, в том числе и в бизнесе.

Анастасия Панкратова

фото Анны Шарко