"Нас ожидает "болото". Кнырович о депрессивных перспективах белорусского бизнеса и новом месте притяжения для диаспоры

Белорусский бизнесмен Александр Кнырович 12 сентября покинул страну после 4,5 лет в колонии, которые он называет "вынужденным профессиональным простоем". Александр стал директором по международному развитию стартап-хаба "Имагуру", который ранее ушел из Беларуси. Смартпресс поговорил с очередным заметным белорусским эмигрантом об интересе к его персоне, о депрессии белорусского бизнеса и о том, зачем нужен стартап-хаб и как он объединит белорусов за рубежом.

кнырович1.jpg

Интерес СМИ и новые цвета

- Вы совсем недавно покинули Беларусь, а уже дали несколько интервью. Это интерес к вашей персоне или продуманная кампания?

- У меня нет какой-то продуманной кампании. Это естественный интерес журналистов к моей персоне. Я думаю, он связан просто с громкостью самой моей посадки 4,5 года назад.

- После 4,5 лет "проведенных в вынужденном профессиональном простое" что новое в Беларуси стало для вас удивительным?

- Очень многое и в разных смыслах. С точки зрения бытовой жизни – в городе появилось большое количество новых сервисов типа каршеринга, новые симпатичные точки общепита. Нынче молодые девушки одеваются совершенно в какие-то непривычные цвета. Наверное, это незаметно тем людям, которые видят их постоянно. Но мне, как человеку, который увидел это сразу,  видно – цветовая гамма сильно изменилась. Это в зрительном восприятии.

Изменился и сам Минск. Прекрасно развивается Новая Боровая и появилось абсолютно ужасное новое здание на Октябрьской площади города Минска… 

Ну и конечно общая депрессия. То есть депрессия людей, которые находятся в Минске. Ощущение отсутствия дальнейшей перспективы. Это тоже очень-очень сильно заметно. Предприниматели говорят о непонимании того, что будет происходить дальше с экономикой и их страх - это экономический страх. Если говорить про свои первые впечатления, то они вот такие.

кнырович2.jpg

Личные финансы

- Вы вышли на свободу состоятельным человеком или полностью разоренным? На какие деньги живете сейчас?

- Сейчас я конечно начинаю свою жизнь не с нуля, а с большого минуса. И слава Богу нашлись приличные люди, которые мне собрали, как говорят, на освобождение. Нашлись люди, которые позаботились о том, чтобы мне было просто на что жить некоторое количество месяцев. Я им чрезвычайно благодарен, это мои друзья. Это не какие-то там известные люди или популярные персоны. Просто круг моих хороших знакомых.

- Сколько вы до сих пор должны белорусскому государству?

- Оно считает, что я ему должен сумму измеряемую в миллионах. Но я не хотел бы уточнять. Какую конкретно сумму – я и сам толком не помню. Она не висит у меня на подкорке как самая первая сумма, которую я должен вспоминать.

кнырович4 (заглавная).jpg

Беларусь в депрессии. Непредсказуемость.

- Вы сказали о депрессивном состоянии в Беларуси, о том, что люди не знают что будет дальше. Как на этом фоне оцените перспективы развития крупного бизнеса в стране?

- Экономика находится в стагнирующем состоянии. На сегодня у нас есть отчеты о том, что плюс сколько-то процентов к прошлому году. А в прошлом году было минус сколько-то процентов к предыдущему. И так далее. Есть какая-то текущая динамика, но в целом понятно, что никакой перспективы развития в рамках белорусской экономической модели у страны нет. В лучшем случае это в том или ином виде чуть лучше или чуть хуже, но такая "болотистая местность". 

При этом никакого резкого краха, несмотря на наличие санкций, я бы не предполагал. Мы настолько находимся на низком уровне развития, что нам очень мало куда падать осталось. 

Очень многое зависит от динамики российской экономики потому что мы в нее вовлечены. Но при этом мы как маленькая лодочка при большом-большом корабле - составляем только 3% от уровня российской экономики и во многом связаны с ней. Причин для роста нет в российской экономике - и причин для роста нет в белорусской экономике. Нас ожидает "болото". Вопрос в том – будут ли в этом "болоте" какие-то еще дополнительные всплески. Это трудно предсказуемо. Но я бы не предполагал каких-то резких "нырков". 

- И не думает ли бизнес на этом фоне куда-то уезжать?

- Нормальный белорусский бизнес привязан корнями к Беларуси. Вот например человек обладатель большого или маленького завода. Как ему уехать? Продать бизнес? Но бизнес не продается в сегодняшних условиях. Сегодня белорусское предприятие продать кому бы то ни было невозможно. Именно из-за непредсказуемой будущей политики. Соответственно продать его нельзя, закрыть его нельзя, бросить его тоже нельзя. Собственник может и хотел бы собрать чемоданы и уехать, но это крайне трудное решение для любого белорусского бизнесмена и про какую-то релокацию реальный бизнес конечно думает, но условий для этого у него совершенно нет.

IT в другом состоянии. Там много людей, которые совершают плановый переезд. Не бегство от чего-то, а просто спокойно ищут другое место и в скором будущем собираются покинуть нашу прекрасную Родину.

- Даже в Россию завод не продать?

- В России люди, которые могут купить завод, они же адекватные. Они понимают, что сегодня так, а завтра мы можем вдруг рассориться с Россией, построить забор и закрыть все российские предприятия.

имагугуру_гугл.jpg

Простыми словами о стартап-хабе и планах развития "Имагуру" за рубежом

- Стартап-хаб "Имагуру" сообщил, что вы стали его директором по международному развитию. А чем вообще занимается и как зарабатывает стартап-хаб?

- Стартап-хаб предоставляет некую территорию, где есть как и небольшие офисы, большие коворкинги и относительно большие общественные пространства, где могут проходить различные мероприятия. Эта площадка должна притягивать к себе и молодые команды стартапов, технологичных айти-стартапов, например, но  не обязательно из сферы айти. Хаб должен привлекать и экспертов, которые нужны этим стартапам, и менторов, и инвесторов. На этой площадке должны происходить мероприятия типа хакатона или обучения, конференции. Чем больше этих мероприятий, чем больше команд, чем больше людей вовлечено в процесс, тем эффективней деятельность этого стартап-хаба. 

У него, конечно, есть финансовая модель развития. Но ее цель – собрать вокруг себя комьюнити и вот такого рода заинтересованных в первую очередь в бизнесе людей. 

- Так на чем он зарабатывает?

- У него есть три источника заработка. Но поскольку я в такой должности несколько дней, а для Татьяны (возглавляет "Имагуру" Татьяна Маринич - Смартпресс) и ее команды это постоянный бизнес, то я не думаю, что имею право сейчас рассказывать подробности финансовой модели. Через месяц, наверное, на этот вопрос смогу конкретно и корректно ответить.

- Чем же конкретно вы будете заниматься в "Имагуру"?

- Моя задача состоит в том, чтобы сегодня уже существующий стартап-хаб в Вильнюсе набрал какой-то объем активности. И плюс – чтобы появились такого рода стартап-хабы в других городах. В первую очередь в городах, куда уезжают белорусы – то есть на территории Украины, Польши. Моя задача – масштабировать этот бизнес в несколько раз на территории других государств.

imaguru

Стартап-хаб как магнит для предприимчивых белорусских мигрантов

- То есть сейчас белорусский стартап-хаб есть в Вильнюсе и больше нигде?

- На сегодня он есть один в Вильнюсе, 24 сентября в нем проходит первый хакатон. Он начинает жить снова той жизнью, которой жил раньше в Беларуси. А дальше надо, чтобы он встал на ноги, чтобы в нем проходило необходимое количество мероприятий, собрались вокруг него люди. И нужно открывать такие же места в других городах. Моя задача в том, чтобы они открылись.

- Стартап-хаб находится в Вильнюсе, а вы – в Варшаве. Нет ли трудностей в связи с этим?

- Я нахожусь в Варшаве только потому что прямо сейчас сижу на карантине. Планирую, 23 сентября переместиться из Варшавы в Вильнюс. Как один из руководителей "Имагуру" безусловно планирую присутствовать на хакатоне. 

- Как развитие стартап-хаба за границей будет связано с белорусами за рубежом?

- Очень много белорусов уехало – неоцененное количество. Хотелось бы увидеть вообще ту цифру... 

Кроме того, что стартап-хаб "Имагуру" в Беларуси поддерживал различные проекты бизнес-тематики, он также поддерживал гражданские инициативы. Например, на его площадке проходили мероприятия на тему прав женщин, было обучение предпринимательству юных граждан на каникулах. 

И мы бы хотели, чтобы сейчас тоже заработали какие-то гражданские инициативы, нацеленные на формирование комьюнити уехавших. Потому что, я считаю, для них крайне важно сохранить белорусскую идентичность, помочь друг другу в самореализации в новых условиях жизни.

Поэтому и хотел бы быть участником этого процесса и чтобы стартап-хаб был площадкой для него. Но пока это просто наша декларация. Дальше посмотрим, как будут развиваться события. 

hakaton

Идеи на будущее

- Кроме работы в "Имагуру", есть ли у вас какие-то идеи на будущее? Может быть, новый бизнес?

- Моя вынужденная эмиграция из страны приводит к тому, что для меня сейчас гораздо важнее восстановить свои собственные социальные связи, восстановить общение с людьми. Любые мои идеи, наверное, были бы сейчас преждевременны. Но они точно появятся после нескольких месяцев работы в той должности, которая сегодня есть.

- Наверное, не раз еще увидим вас в СМИ?

- Полагаю, что сейчас был какой-то всплеск, он за недельку пройдет. А в последующем, надеюсь, что моя активность будет связана исключительно с успехами того дела, которым буду заниматься. Надеюсь, что поводов для обсуждения моей посадки или каких-то жестких политических решений будет мало, а интересных проектов будет больше.

кнырович3.jpg

Отъезд после отметки в милиции и немного о политике

- Перед отъездом в Польшу вы отметились в милиции и проинформировали инспектора об отъезде. Была какая-то реакция с той стороны? 

- Я проинформировал инспектора тогда, когда уже уехал. То есть отметился сначала, а когда уже пересек границу, то состыковался в одном из мессенджеров со своим инспектором, поставил его официально в курс дела. У меня не было ограничений на выезд, поэтому он и не мог ничего запретить. Мы абсолютно мило культурно поговорили и он сказал спасибо за то, что я не создал ему лишних трудностей в розыске себя. Я оставил свой контакт и если у него будет желание, то он может со мной пообщаться. 

Есть страна, есть силовые структуры, а есть реальные люди на своих местах. И совершенно нет никакой необходимости создавать друг другу лишние проблемы. 

- И на границе никаких трудностей не было?

- На границе никаких проблем не было. Я их конечно внутренне подспудно ожидал все время. Пересек официально границу и на данный момент нахожусь в абсолютно законном статусе по всем законам, в том числе по законам Республики Беларусь

- Вы говорили недавно "себя к политикам не отношу и, мне кажется, что еще некоторое время точно не буду относить". То есть однажды можете стать политиком? Какие политические "центры силы" вам сейчас симпатичны?

- Когда это говорю, то имею в виду, что человек, который заявляет, что он политик, должен нести за это ответственность и должен видеть цель, понимать какие у него есть ресурсы. Он должен, вовлекая людей в свою собственную деятельность, понимать, что за это тоже должна быть какая-то ответственность. И если ты заявляешь, что ты политик, то не можешь быть на 10% или 15% политиком, а на все остальное - художником или кондитером. Это нормальная профессиональная работа ежедневная. И она требует в том числе моральной какой-то "самадданасці", если по-белорусски.

Я, конечно, таким человеком не являюсь и в ближайшем будущем не планирую быть. А могу ли я стать когда-нибудь стать политиком… Ну, многие предприниматели ушли в политику – не имею в виду белорусов. Например, Дональд Трамп – это вообще предприниматель, а не политик изначально. 

Но это какой-то разговор далекого будущего, а в сегодняшней ситуации те люди, которые занимаются политикой сегодня, – офис Тихановской, офис Латушко и многие другие – это очень приличные умные и интеллигентные люди, которым мне абсолютно нечего добавить. Поэтому я буду рад их успехам и постараюсь сделать то, что в моих силах на моем месте. 

Напомним, Александр Кнырович ранее управлял холдингом "Сармат" с годовым оборотом около $58 млн. Предприятия производили системы утепления и сухие строительные смеси, на них трудились 650 человек. В холдинге были три актива: "СарматТермо-Инжиниринг" в Смолевичах, минский завод "Радекс" и завод в Копыле по производству сухих строительных смесей.

Кныровича задержали сотрудники КГБ в 2017 году - после возвращения в Беларусь из Женевы. Тогда были "по результатам оперативной разработки, охватившей практически все регионы республики, задержаны и помещены под стражу в СИЗО КГБ 11 человек, которые признали вину". Задержание прокомментировал и Александр Лукашенко. 

Бизнесмену предъявили обвинения в даче взятки и уклонении от уплаты налогов. В июле 2018 года Кныровичу был вынесен приговор: 6 лет колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Позже суд сократил срок до 5 лет, который пересчитали из-за нового закона о зачете времени в СИЗО. После задержания Кныровича компании холдинга бизнесмена "СарматТермо-Инжиниринг" были признаны банкротами.

На свободу Кнырович вышел в августе 2021 года, покинул страну и стал Chief International Development Officer или директором по международному развитию стартап-хаба "Имагуру". Сам же "Имагуру" ранее переехал из Беларуси в Вильнюс и Мадрид - еще в апреле стало известно, что он закрывается.

"Имагуру" работал в Минске с 2013 года, за это время там были созданы сотни стартапов, которые привлекли, по данным хаба, более $100 млн инвестиций. В их числе был и MSQRD, приобретенный Facebook в 2017 году.

Беседовал: Павел Горбач

Фото: со страницы в Facebook Александра Кныровича и сайта "Имагуру"